Viewpoints Viewpoints
Назад

Необходим более высокий уровень контроля над базами данных полиции

Точка зрения
Strasbourg 01/12/2008
  • Diminuer la taille du texte
  • Augmenter la taille du texte
  • Imprimer la page
  • Imprimer en PDF

 Борьба с преступностью, в том числе с международным терроризмом, требует использования современных и эффективных методов расследования. Использование отпечатков пальцев, образцов тканей и профилей ДНК в нашей системе уголовного правосудия имеет неоспоримое значение для установления невиновности или вины человека. Однако необходимо по-прежнему осторожно подходить к решениям в отношении того, чьи данные должны храниться в базе данных полиции и как долго. 
 
Если вы попадаете под стражу, например, в Соединенном Королевстве, то у вас могут быть взяты отпечатки пальцев и другие виды образцов небиологического характера, причем без вашего согласия – это включает мазки со слизистой оболочки рта, слюны, отпечатки обуви и фотографии. В некоторых случаях вас могут также попросить сдать ваши личные биологические пробы (например, пробу на кровь, мочу, сперму, оттиск зубов, лобковые волосы или ткани). Для этого вы должны дать свое письменное согласие и при этом необходимо согласие инспектора полиции, однако если вы отказываетесь от этого, то это повредит вашей защите в ходе возможного судебного разбирательства1.
 
Информация об этих образцах будет занесена в базу данных и может быть использована для установления вашей личности при проведении полицейских расследований в будущем или нераскрытых преступлений, совершенных в прошлом. Причем это делается даже в том случае, если ранее у вас никогда не было никаких судимостей. Сейчас в базе данных Соединенного Королевства хранится примерно 4 млн. профилей ДНК, что, по данным веб-сайта министерства внутренних дел, является "самой большой базой данных по сравнению с любыми другими странами". Примерно 850 000 этих образцов связаны с невиновными лицами.
 
Двое мужчин, арестованных в Соединенном Королевстве и которые никогда не были осуждены за какие-либо преступления, обратились со своими делами в Европейский суд по правам человека в Страсбурге. В недавно вынесенном важном постановлении2 17 судей Европейского Суда единогласно установили, что хранение образцов клеток этих двух мужчин, их профилей ДНК и отпечатков пальцев представляет собой несоразмерное вмешательство в их право на уважение частной жизни. Суд был поражен огульным и несоразмерным характером полномочий в отношении содержания под стражей в Соединенном Королевстве, в соответствии с которыми такие материалы могут храниться независимо от характера или серьезности правонарушения или от возраста подозреваемого правонарушителя. Кроме того, такое хранение имеет бессрочный характер, и существуют лишь минимальные возможности для запроса об изъятии таких данных. Соединенное Королевство вышло за свою              1 См. веб-сайт министерства внутренних дел Соединенного Королевства: http://www.homeoffice.gov.uk/police/powers/custody/ 2 2. Дело С. и Марпер против Соединенного Королевства (Заявление № 30562/04 и 30566/04, 4 декабря 2008)
 
"сферу усмотрения"3 и не смогло найти справедливое равновесие между противостоящими государствами и частными интересами.
 
Англия, Уэльс и Северная Ирландия являются единственными территориями в Совете Европы с таким режимом хранения. Интересно отметить, что в Шотландии образец ДНК лиц, которые не были осуждены, может храниться только в отношении тех лиц, которые были обвинены в совершении преступлений с применением насилия или на сексуальной почве, и даже в этом случае только в течение трех лет, с возможностью продления дополнительно на два года с согласия судебного исполнителя.
 
Данное решение Страсбургского суда касается не только Соединенного Королевства. Оно обращено также ко всем государствам-членам Совета Европы, которые призваны критически и аналитически оценить собственное законодательство, регулирующее хранение личных физических данных.
 
Государства-члены должны найти правильный баланс между интересами общества по предупреждению преступности, с одной стороны, и интересами отдельных лиц и их правом на частую жизнь, с другой. 
 
ДНК является биологическим материалом из клеток человека и представляет собой его уникальный биологический паспорт. В ДНК содержатся подробные характеристики состава и функционирования нашего тела, а также нашего этнического и семейного наследия. Отпечатки пальцев, профиль ДНК и образцы клеток – все это составляет личные данные. Простое хранение таких данных представляет собой вмешательство в право на частную жизнь в смысле статьи 8 Европейской конвенции о защите прав человека. 
 
Для национальных органов власти может быть привлекательным хранить базы данных личных биологических образцов для будущих сверок данных, но такая практика вызывает серьезную обеспокоенность в отношении прав человека. В данном случае важнейшее значение имеет принцип соразмерности при осуществлении уголовного правосудия. 
 
Наши международные юридические стандарты ясны. В Конвенции о защите данных Совета Европы 1981 года устанавливаются рамки, и предусматривается, что данные должны "храниться для конкретных и законных целей и не использоваться таким образом, который был бы несовместим с этими целями"4.
 Что касается сроков хранения данных, то в Рекомендации Комитета министров № 87(15) предлагается, чтобы личные данные, хранящиеся в правоохранительных целях, "изымались в том случае, если в них уже нет необходимости для тех целей, в которых они хранились"5. Основаниями для изъятия данных могут быть завершение расследования конкретного дела;                                                  3 Суд предоставляет государствам определенный уровень усмотрения, когда он изучает, как власти государств толкуют и применяют национальное законодательство.  4 Конвенция о защите физических лиц при автоматизированной обработке персональных данных от 28 января 1981 года 5 Рекомендация Комитета министров № R (87)15 о регулировании использования личных данных в правоохранительной сфере.
окончательное судебное решение, особенно оправдание; реабилитация; отбытый срок наказания; амнистия; возраст лица, в отношении которого были собраны эти данные, и особенно категории данных. 
 
Иными словами, данные не должны просто храниться неограниченное время для возможного использования в будущем.
 
В Рекомендации Совета Европы № R (92)1 об использовании анализа ДНК в рамках системы судебного правосудия (принята в 1992 году) делается еще один шаг вперед и рекомендуется, чтобы "образцы или иные ткани тела человека, взятые для анализа ДНК, не должны храниться после вынесения окончательного решения по делу, в отношении которого они были использованы, если только это необходимо для целей, напрямую связанных с теми, для которых они были собраны". 
 
При этом предусматривается, что в тех случаях, когда данное лицо было осуждено в связи с совершением серьезных преступлений против жизни, физической целостности и безопасности лиц, то ДНК может храниться, однако и в этих случаях сроки хранения должны быть определены национальным законодательством.
 
Почему хранение ДНК в национальных базах данных должно вызывать у нас озабоченность?
 
Во-первых, если мы исходим из принципа, что все люди невиновны, пока не доказана их вина, то не имеет значения, подозревалось ли данное лицо правоохранительными органами в отношении какого-либо правонарушения. После того как лицо оправдано или обвинение с него или с нее снято, то этот человек может начинать с чистого листа. Невиновные лица не должны фигурировать в базах данных такого типа. 
 
Во-вторых, существует риск, что некоторые группы нашего общества будут несоразмерно широко затрагиваться такими базами данных. Учитывая пик возраста совершения правонарушения, слишком широко представлены несовершеннолетние. Слишком в большом количестве представлены также мужчины с черным цветом кожи или из групп этнических меньшинств, причем зачастую просто в результате привычных методов полиции, включая такие методы, как задержание и обыск на улице.
 
В-третьих, мы вполне обоснованно обеспокоены потенциальным использованием клеточного материала в будущем. Наука может в перспективе позволить извлекать из такого рода образцов более подробную и личную информацию. Возможно, потребуется изменить и внутреннее законодательство, для того чтобы регулировать использование образцов для целей иных, чем мы представляем это сейчас.
 
Сбор и хранение данных – вопрос деликатный, и здесь необходимо установить высокий уровень защиты от риска злоупотреблений. Мы уже видели, какие разрушительные последствия может иметь потеря материалов заведенных на людей дел или публикация списков фамилий в Интернете в отношении личных данных лиц, которые в результате этого подвергаются гонениям. 
 
Нам необходимы ясные и подробные национальные нормы, регулирующие хранение и сбор образцов. Механизмы подачи жалоб в органы мониторинга защиты данных или суды также являются важной гарантией в отношении возможных злоупотреблений и произвола.
 
Аргументы в поддержку создания общенациональных баз данных ДНК не убеждают. Сбор образцов и профилей ДНК должен быть ограничен и применяться лишь к тем, кто был осужден за совершение серьезных преступлений или предупрежден об этом, например, в связи с преступлениями с применением насилия и/или сексуальными преступлениями, и даже при этом такие образцы должны храниться лишь в течение ограниченного срока.
 
Томас Хаммарберг