Viewpoints Viewpoints
Назад

С детьми нельзя обращаться как с преступниками

Точка зрения
Strasbourg 02/02/2009
  • Diminuer la taille du texte
  • Augmenter la taille du texte
  • Imprimer la page
  • Imprimer en PDF

В Европе сегодня наблюдается тревожная тенденция - заключать все больше детей под стражу, причем во все более юном возрасте. В некоторых странах возраст, когда наступает уголовная ответственность, уже весьма низкий, например, в Соединенном Королевстве. Недавно во Франции было предложено снизить возраст этой ответственности до 12 лет, а в Грузии на этот счет был принят аналогичный закон. С моей точки зрения, настало время вывести обсуждение из сферы произвольного определения возраста уголовной ответственности и найти более благоприятное решение для детей в том, что касается правосудия для несовершеннолетних.

 

Заботливое общество безотлагательно, решительно и справедливо реагирует на правонарушения, совершенные несовершеннолетними. Разумеется, несовершеннолетним будет оказана плохая помощь, если они будут безнаказанно нарушать закон. Чрезвычайно важно учить молодежь осознавать ответственность за свои действия.

 

Однако опыт показал, что уголовная ответственность, и особенно тюремное заключение, скорее подрывают усилия по оказанию помощи несовершеннолетним в позитивной реинтеграции в общество. Уголовная ответственность и те сроки, которые будут проведены в центрах содержания под стражей для несовершеннолетних, могут иметь обратные последствия, когда эти несовершеннолетние становятся потом взрослыми преступниками.

 

Малолетние правонарушители, прежде всего, являются детьми и поэтому должны быть защищены всеми согласованными стандартами в области прав человека, относящимися к детям. Это является одной из основных идей Конвенции о правах ребенка ООН (КПР), в которой содержится призыв создать отдельную систему правосудия для детей. В соответствии с КПР, которая ратифицирована всеми европейскими странами, детьми являются те, кто не достиг 18 лет.

 

Это было подчеркнуто Европейской сетью омбудсменов по правам детей (ENOC) в заявлении о принципах, опубликованном в 2003 году. Эти эксперты призвали государства "рассмотреть свои системы правосудия по делам несовершеннолетних в свете требований КПР и европейских инструментов в области прав человека".

 

Нам необходимо разделить концепции "ответственности" и "уголовной ответственности". Чрезвычайно важно установить ответственность за противоправное поведение. Когда в отношении этой ответственности возникают споры, то должен быть официальный процесс установления ответственности таким образом, чтобы это учитывало возраст и способности ребенка. Однако это не должен быть уголовный процесс и это не должно подразумевать уголовную ответственность детей.

 

Когда факт совершения правонарушения установлен, следует проводить мультидисциплинарную оценку того, что требуется для обеспечения осознания правонарушения со стороны ребенка. Такая оценка должна определять, как наилучшим образом обеспечить потребности пострадавшего и какие профилактические меры нужны, чтобы предотвратить рецидив со стороны ребенка. Такие меры должны, когда это необходимо, иметь обязательный характер. Разбирательство в отношении ребенка не должно быть публичным и при этом не должно быть официально связанным с системой уголовного правосудия для взрослых.

 

Необходимо вообще избегать заключения в тюрьму. Любой арест или заключение ребенка под стражу должно использоваться лишь как крайняя мера и "в течение кратчайшего целесообразного срока". Единственным основанием для заключения детей под стражу должно быть то, что они создают постоянную и серьезную угрозу общественной безопасности. Это требует частого периодического рассмотрения необходимости продления содержания под стражей в каждом отдельном случае. Условия такого содержания должны быть гуманными и ориентироваться на реабилитацию. При этом необходимо обеспечивать школьное образование, как это предусмотрено в Европейских правилах в отношении малолетних правонарушителей от 2008 года.

 

Во многих моих оценочных докладах я подчеркиваю важность того, чтобы несовершеннолетние правонарушители содержались отдельно от взрослых правонарушителей. В недавнем постановлении Европейского суда по правам человека против Турции подчеркиваются те страшные последствия, которые может иметь несоблюдение этого важного принципа[1].

 

В настоящее время в Совете Европы обсуждаются основные принципы правосудия, ориентированного на интересы детей. Дискуссии в отношении реформы системы правосудия по делам несовершеннолетних должны учитывать желательность избегать уголовной ответственности, а также то, чтобы на первом плане в этой дискуссии были наилучшие интересы ребенка.

 

Если будет поощряться такая политика и процедуры, которые соблюдают права человека у молодых правонарушителей, это не значит, что будут игнорироваться права и проблемы пострадавших. Жертвы должны получать соответствующую компенсацию и поддержку от государства. Однако интересы самих жертв – да и общества в целом – не будут обеспечиваться такой системой, которая не может реабилитировать правонарушителей.

 

Во время моих посещений европейских стран я встречался с рядом заключенных-несовершеннолетних в тюрьмах и центрах содержания под стражей. Многие из них страдали от забвения и насилия в собственных семьях, да и получали мало поддержки от общества в целом. Понимание корней насилия и серьезных правонарушений со стороны детей не означает снисходительного отношения к этому.

 

В рамках эффективной и гуманной политики особое внимание следует уделять предупреждению. В этой связи, социальные работники выполняют более важную задачу, чем тюремные надзиратели. Разумеется, широкие реформы в поддержку подлинной социальной справедливости также должны быть частью стратегии по решению проблемы молодых правонарушителей.

 

К сожалению, в целом ряде стран это так и не стало важной темой обсуждения в обществе. Вместо этого, обоснованные беспокойства населения в отношения поведения несовершеннолетних эксплуатируются в популистских политических целях: детей и молодежь демонизируют и представляют в качестве главных угроз обществу.

 

В КПР поощряется определение минимального возраста уголовной ответственности. Предполагается, что когда ребенок не достиг этого возраста, он не может нарушить уголовное право. В Шотландии дети могут быть признаны уголовно ответственными в возрасте восьми лет. В Англии, Уэльсе и Северной Ирландии минимальный возраст составляет 10 лет. Во многих Северных странах возраст уголовной ответственности составляет 15 лет, в Бельгии – 18. Европейский комитет по социальным правам Совета Европы (который осуществляет мониторинг выполнения государствами Европейской социальной хартии), Комитет ООН по правам ребенка и другие договорные органы ООН рекомендовали значительно поднять этот возраст в ряде государств-членов.

 

Я бы хотел, чтобы в дискуссиях мы ушли от вопроса об установлении произвольного возраста уголовной ответственности. Правительства теперь должны искать комплексное решение проблем преступности среди несовершеннолетних, причем не устанавливая уголовную ответственность детей за свое поведение.

 

Руководящие принципы ООН для предупреждению преступности среди несовершеннолетних, принятые 19 лет тому назад, содержат правильные критерии. "Осознание того, что определение молодого человека как "нарушителя", "правонарушителя" или "начинающего правонарушителя" во многих случаях способствует развитию устойчивого стереотипа нежелательного поведения у молодых людей…".

 

Да, в наших общих интересах прекратить превращать детей в преступников. Поэтому мы должны обращаться с ними как с детьми, поскольку они действительно по-прежнему дети, при этом оставив систему уголовного правосудия для взрослых.

 

Томас Хаммарберг 


[1] "Гювеч (Güveç) против Турции", постановление от 20 января 2009 года.