Viewpoints Viewpoints
Назад

Кризис в области прав человека, о котором забывают: лица с ограниченными умственными возможностями по-прежнему подвергаются остракизму и находятся в изоляции

Точка зрения
Strasbourg 14/09/2009
  • Diminuer la taille du texte
  • Augmenter la taille du texte
  • Imprimer la page
  • Imprimer en PDF

Лица с ограниченными умственными возможностями по-прежнему находятся среди наиболее изолированных групп населения. И даже сегодня обращение с ними является явно бесчеловечным во многих странах, даже в Европе. У них есть мало возможностей быть услышанными, и это делает их положение скрытым кризисом в области прав человека. Настало время, чтобы политики перестали игнорировать этих уязвимых граждан.

 

Перед тем, как разрабатывать политику, нужно точно определить различные типы ограниченных возможностей и применять соответствующую терминологию. Следует проводить различия между лицами с психиатрическими проблемами (такими как шизофрения и биполярное расстройство) и лицами с ограниченными умственными возможностями (например, ограничения, связанные, помимо прочего, с синдромом Дауна).

 

Хотя есть некоторые лица с ограниченными умственными возможностями, у которых также есть проблемы и с психическим здоровьем, эти два типа расстройств различны; у них различные причины и последствия, и поэтому они обуславливают разные потребности.

 

И хотя лица с любым из этих видов ограниченных возможностей страдают от нарушений прав человека, я сосредоточусь здесь на тех людях, у которых ограничены умственные возможности. Общим для них является сниженный уровень умственной деятельности, что может повлиять на их способность к обучению и владению языком, а также на общественные навыки.

 

Однако эксперты по вопросам ограниченных возможностей и здравоохранению подчеркивают, что уровень расстройств весьма различен среди разных лиц, и что поэтому нужно избегать каких-либо обобщений. Само реагирование должно быть индивидуализированным.

 

Основным моментом здесь является то, что лица с ограниченными умственными возможностями, как и все другие люди, имеют право на уважение к их основным правам человека и фундаментальным свободам. Такое простое требование сформулировала и важная конференция ВОЗ, состоявшаяся в Монреале пять лет тому назад. Среди участников были лица с ограниченными умственными возможностями, их представители, семьи, различные службы и специалисты[1].

 

В принятой "Монреальской декларации об ограниченных умственных возможностях" были поставлены вопросы, которые в силу их очевидности вообще не должны были подниматься, но до того момента их просто игнорировали, и, впрочем, до сих пор достаточно серьезно их не воспринимают.

 

Декларация призвала правительства выполнять согласованные нормы в области прав человека в отношении лиц с ограниченными умственными возможностями; консультироваться с ними по соответствующему законодательству, политике и планированию; а также принимать меры, направленные на обеспечение их полной интеграции и права на участие в жизни общества.

 

Кроме того, в декларации содержится призыв к правительствам выделить достаточные средства и обеспечить необходимую поддержку лицам с ограниченными умственными возможностями и их семьям; укреплять их организации; а также развивать программы в сфере образования, профессиональной подготовки и информации, ориентированные на эту группу лиц.

 

Эти предложения были реализованы лишь отчасти. Во время своих посещений государств-членов Совета Европы я был вынужден сделать вывод о том, что лица с ограниченными умственными возможностями по-прежнему подвергаются остракизму и изоляции; с ними редко консультируются и вообще к ним редко прислушиваются; многие из них по-прежнему содержатся в устаревших, бесчеловечных учреждениях; а меры по предоставлению жилья и других услуг в рамках общества по-прежнему сталкиваются с препятствиями и откладываются.

 

Условия в некоторых "учреждениях по социальному уходу" во многих странах Европы отвратительны. В этих изолированных учреждениях обеспечивается очень мало реабилитации, а иногда и вообще никакой. Не так редко бывает, что лица с ограниченными умственными возможностями размещаются вместе с лицами, имеющими психические заболевания, а иногда им, вопреки их воле и без каких-либо оснований, дают сильнодействующие успокоительные. В некоторых случаях их лишают свободы и обращаются с ними, как если бы они представляли собой опасность.

 

Многие из них отрезаны от внешнего мира. Ограниченные умственные возможности – как и другие ограниченные возможности – сопровождаются изоляцией, и многие были оставлены своими семьями в силу существующего стыда и отсутствия альтернативных возможностей.

 

Сотрудники в таких учреждениях практически всегда получают крайне низкую зарплату. При этом я встречался со многими верными своему делу и внимательными работниками, которые стремятся сделать максимум возможного с весьма ограниченными финансовыми средствами. Почти все они подчеркивают необходимость большей политической поддержки и увеличения средств на более целесообразном уровне. И хотя многие правительства приняли планы действий в этой области, достаточным образом они не финансируются. Многие их этих планов должным образом не контролируются, и поэтому осуществляются без политического внимания и непоследовательно.

 

При этом призыв к отказу от содержания таких лиц только в специальных учреждениях не остается неуслышанным. В Албании, например, я отметил, что процесс перевода людей из учреждений в общину и в семейное жилье уже дал некоторые удовлетворительные результаты. Масштабная стратегия была принята в "бывшей Югославской Республике Македония", серьезные усилия осуществляются и в Сербии – хотя некоторые семьи так и не смогли добиться возвращения своих родственников домой.

  • необходимо предпринять дополнительные усилия для подготовки таких мер и развития соответствующих служб на местном уровне, консультируясь при этом с теми организациями, которые защищают лиц с ограниченными возможностями. Должно быть признано, что жизнь в обществе может быть и непростой, даже для тех, кто не был прочно закреплен в специализированных учреждениях. Предрассудки в отношении лиц с ограниченными умственными возможностями широко распространены.

 

Некоторый прогресс был достигнут и в отношении процесса вывода из учреждений, лечения и реабилитации детей. Пользовавшиеся дурной славой коллективные учреждения для детей с ограниченными возможностями постепенно ликвидируются, также и в восточно-европейских странах, где они были распространены. Все европейские правительства признали, что такие учреждения не подходят для детей.

 

Однако был сделан вывод о том, что закрывать такие учреждения необходимо с определенными мерами предосторожности, чтобы дети, проживавшие в них, не получили дополнительную травму. Кроме того, необходимо принимать меры по созданию альтернативных вариантов, что включает усилия по поддержке семей, создание такой системы опеки, которая была бы ориентирована на интересы детей, а также контроль за всей этой деятельностью.

 

Несмотря на весь прогресс, достигнутый за последние годы в отношении прав детей в целом, слишком мало делается для того, чтобы дети, имеющие симптомы умственной отсталости, получали достаточное внимание, уход и поддержку. Не уделяется первоочередного внимания усилиям по выявлению проблем на самом раннем этапе, для того чтобы способствовать срочному вмешательству.

 

Еще одна проблема – это школьное образование. Очень мало детей с ограниченными умственными возможностями получают помощь со стороны специалистов, ориентированную на отдельных детей в обычной школе, в то время как нормой остаются "специальные школы" – сегрегированная система, которая часто становится началом пожизненной социальной изоляции. Многим детям вообще не предоставляется право на образование. Так, например, Европейский комитет по социальным правам сделал вывод, что дети с ограниченными умственными возможностями, проживающие в домах для детей с психическими отклонениями в Болгарии, лишены реального права на образование[2].

 

Еще одна серьезная проблема – это охрана здоровья как детей, так и взрослых с ограниченными умственными возможностями. Лица с ограниченными умственными возможностями нуждаются в охране здоровья еще больше, чем другие. В то же время, они зачастую сталкиваются с дискриминацией в системе здравоохранения, сотрудники которой не предоставляют медицинского ухода на равной основе с другими лицами и не общаются должным образом с лицами с ограниченными умственными возможностями.

В результате всего этого они получают уход низкого качества, а проблемы их здоровья не выявляются. Имеются данные о том, что у этих лиц ниже средняя продолжительность жизни и выше уровень смертности, чем у населения в целом. В итоге всего этого система здравоохранения не отвечает особым потребностям лиц с ограниченными умственными возможностями.

 

Взрослые лица, даже с небольшими умственными отклонениями, сталкиваются с дискриминацией на рынке труда, притом и в отношении тех рабочих мест, для которых у них есть соответствующая квалификация и навыки. К сожалению, усилия по предоставлению гарантированных рабочих мест в некоторых случаях привели к дальнейшей изоляции этих людей.

 

Мало что делается и для разработки продуманного правового подхода к проблеме юридической дееспособности лиц с ограниченными умственными возможностями. Сама природа такого расстройства может порождать проблемы в отношении представительства в органах власти, банках и в другого рода подобных учреждениях. Однако все это не является оправданием для политики регулярного лишения дееспособности лиц с ограниченными умственными возможностями и помещения их под юридическую опеку, в рамках которой у них нет возможности высказать свое мнение в отношении тех важных решений, которые затрагивают их жизнь[3].

 

Важнейшая проблема состоит и в том, что семьи, члены которых имеют ограниченные умственные возможности, остаются зачастую без поддержки, несмотря на ту важную роль, которую они играют как опекуны и как люди, которые могут понимать людей с ограниченными умственными возможностями и общаться с ними.

 

Печальным следствием в некоторых случаях является то, что родители и другие члены семей просто не справляются с ситуацией, и тогда такое лицо рассматривается лишь как бремя. В некоторых странах семьи стремятся поместить своих взрослых детей с ограниченными умственными возможностями под опеку и направить их в соответствующие учреждения, так как они хотят быть уверенными, что их взрослый ребенок выживет, когда родители уже не смогут за ним ухаживать.

 

Однако при этом нужно отметить и значительный прогресс, достигнутый после встречи в Монреале в 2004 году. Теперь у нас есть международные соглашения, которые включают нормы о правах лиц с ограниченными умственными возможностями. Все государства должны ратифицировать Конвенцию ООН о правах лиц с ограниченными возможностями, а все члены Совета Европы должны конструктивно отреагировать на План действий СЕ на 2006-2015 годы по содействию правам и полному участию лиц с ограниченными возможностями в жизни общества[4].

 

Необходимо безотлагательно перейти от слов к делу и принять эффективные меры там, где это необходимо. Конвенция ООН требует от государств разработать механизм по координации действий правительственных органов; создать эффективную систему независимого мониторинга, а также привлекать гражданское общество – и в первую очередь самих лиц с ограниченными возможностями и их организации – для участия в мониторинге[5].

 

Такие меры помогут преодолеть остракизм и изоляцию лиц с ограниченными умственными возможностями и будут способствовать расширению их участия и интеграции в общество в максимально возможной степени. Эти изменения сделают наши общества более гуманными.

 

Томас Хаммарберг

 

[1] Данная встреча была организована ВОЗ и Панамериканской организацией здравоохранения 5-6 октября 2004 года. С декларацией можно ознакомиться по адресу: www.declaracionmontreal.com.

[2] ЕКСП, Центр в поддержку лиц с ограниченными умственными возможностями (MDAC) против Болгарии, Жалоба № 41/2007, Решение по существу от 3 июня 2008 года. Специальный докладчик по праву на образование выдвинул также настойчивые рекомендации в отношении открытого образования для лиц с ограниченными возможностями. См. "Право на образование для лиц с ограниченными возможностями", 19 февраля 2007 года, http://daccessdds.un.org/doc/UNDOC/GEN/G07/108/92/PDF/G0710892.pdf?OpenElement

[3] Данный конкретный вопрос будет рассматриваться в ближайшей "Точке зрения".

[4] В соответствии с недавно полученной информацией от ООН, лишь следующие европейские страны на настоящий момент ратифицировали Конвенцию ООН о правах лиц с ограниченными возможностями: Австрия, Азербайджан, Бельгия, Венгрия, Германия, Дания, Италия, Испания, Сан-Марино, Сербия, Словения, Соединенное Королевство, Хорватия и Швеция.

[5] Статья 33 Конвенции ООН.