Назад

Уроки, извлеченные из разрушительного действия пандемии COVID-19 в учреждениях длительного ухода

Заявление
Страсбург 20/05/2020
  • Diminuer la taille du texte
  • Augmenter la taille du texte
  • Imprimer la page
  • Imprimer en PDF
Уроки, извлеченные из разрушительного действия пандемии COVID-19 в учреждениях длительного ухода

После первоначальной борьбы c распространением вируса SARS-CoV-2 в Европе и постепенного улучшения ситуации в наиболее пострадавших от пандемии странах государствам-членам Совета Европы приходится считаться с мрачной реальностью того, что, по словам директора Европейского регионального бюро ВОЗ, значительное число смертей (практически половина от общего числа) было зафиксировано в учреждениях длительного ухода (УДУ), в частности в домах престарелых. Это произошло несмотря на принятие жестких мер изоляции в таких учреждениях раньше, чем в обществе в целом, что, в свою очередь, сказалось на психическом здоровье и благополучии их жителей.

Эта пугающая картина проявилась медленно: потребовалось несколько недель, чтобы смертность в учреждениях долгосрочного ухода стала отражаться в официальных данных, например во Франции и совсем недавно в Великобритании, в то время как статистика остается неполной или частично неполной практически везде. Похоже, что во всех странах пораженные этим вирусом жители УДУ заболевали и погибали в одиночестве и изоляции зачастую даже без ведома своих родственников.

Многие факторы способствовали высокому уровню смертности в этих учреждениях в дополнение к общей уязвимости их жителей. К ним относятся: недостаточная готовность таких учреждений к пандемии; недоукомплектованность персоналом, в том числе из-за того, что их частные владельцы могут отдавать предпочтение прибыли в ущерб качеству обслуживания; нехватка средств индивидуальной защиты обслуживающего персонала, находящегося на передовой как и медперсонал больниц; отсутствие должного эпидемиологического надзора; недостаточные меры профилактики и контроля за распространением инфекции; недостаточная координация действий между такими учреждениями и больницами.

Во многих странах и отдельных учреждениях управление кризисом, по-видимому, было фрагментарным и хаотичным, а персонал по уходу часто оставался без помощи. Некоторые из них предпринимают героические усилия для спасения жителей, иногда изолируя себя в учреждениях и избегая контактов со своими близкими. В некоторых странах, например в Румынии, персонал обязывали изолировать себя в УДУ или в специально отведенных местах. В других случаях жителям не оказывался должный уход несмотря на то, что они заражались вирусом, как, например, это сообщалось в Испании.

Такие вещи вызывают много обоснованных сомнений относительно того, был ли предоставлен доступ к должному медицинскому уходу жителям УДУ, которые стали жертвами эпидемии. Такие услуги должны включать в себя не только медицинское лечение, но и уход на конечной стадии жизни престарелых, облегчающий их страдания. Особо тревожными выглядят сообщения, поступающие из разных государств о том, что в некоторых случаях жителям УДУ было отказано в госпитализации из-за переполненности больниц и служб неотложной медицинской помощи. В некоторых случаях пожилым людям неоправданно отказывали в лечении в больницах даже при наличии свободных мест, например, в Швеции, где на данный момент расследуются подобные случаи, о которых сообщалось в Стокгольме.

Существует понятное возмущение и разочарование среди родственников, которые потеряли своих близких при неясных обстоятельствах. Многие подали жалобы в рамках уголовного процесса на управление в домах престарелых, например во Франции. В Испании прокуроры возбудили уголовные дела в отношении ряда учреждений для пожилых людей. Аналогичные расследования ведутся также в Италии. В соответствии со своими обязательствами по статье 2 Европейской конвенции о правах человека в вопросе уважения права на жизнь государства-члены должны пролить свет на обстоятельства всех без исключения случаев смерти в этих учреждениях.

По мере продолжения пандемии всем государствам-членам крайне необходимо извлечь уроки из европейского опыта, адаптируя политику и ее реализацию таким образом, чтобы избежать повторения соверешенных ошибок. Намерения некоторых государств-членов приоритизировать тестирование и предоставление средств индивидуальной защиты для персонала и находящихся на длительном уходе жителей УДУ следует приветствовать, при этом подчеркивая, что эти меры должны быть систематическими и сопровождаться конкретными действиями. Помимо средств индивидуальной защиты персонал должен иметь доступ к надлежащему обучению, поддержке и вознаграждению за их жизненно важный вклад в борьбу с пандемией.

Важно помнить, что ВОЗ рекомендует направлять жителей УДУ с COVID-19 в медицинские учреждения, особенно когда они подвержены особому риску в связи с их возрастом или сопутствующими заболеваниями. Государства-члены также должны учитывать, что каждый без исключения имеет право на наивысший достижимый уровень здоровья. Я настоятельно призываю государства уделить особое внимание статье 3 Конвенции Совета Европы о правах человека и биомедицине, касающейся принципа справедливого доступа к медицинскому обслуживанию, а также заявлению Комитета по биоэтике об аспектах прав человека, связанных с пандемией COVID-19. Как я ранее подчеркивала, любая необходимость в приоритизации оказания помощи в контексте ограниченных ресурсов должна основываться исключительно на достоверных медицинских данных, индивидуальном прогнозе и срочности требуемого лечения. Любая процедура определения приоритетов, не учитывающая принцип равенства людей и основывающаяся, например, на предположении о «социальной ценности» или «качестве жизни», а также на критериях возраста, статуса инвалидности или нахождения человека в УДУ, не соответствуют этическим принципам и принципам прав человека, что неоднократно подчеркивалось многие международными и национальными учреждениями.

Даже в тех случаях, когда недискриминационные, строго медицинские критерии для распределения ресурсов исключают лечебную помощь, поддерживающая и паллиативная помощь должны оставаться доступными. Государства-члены должны также обеспечить, чтобы жители в учреждениях долгосрочного ухода продолжали взаимодействовать со своими близкими людьми, особенно в случае болезни, всеми доступными способами, которые не подвергают людей риску. В этом контексте я отмечаю, что судебная система Великобритании недавно подтвердила, что присутствие членов семьи в последние моменты жизни и при наступлении мерти является основополагающей частью права человека на уважение частной и семейной жизни.

В одном из моих предыдущих заявлений о соблюдении прав человека в контексте распространения пандемии я упоминала давние опасения моего Офиса, основанные в значительной степени на последовательных выводах национальных структур по правам человека в Европе о чрезмерной зависимости престарелых от домов для престарелых (в сравнении с альтернативными методами поддержки в рамках сообществ, в которых они проживают) и их большого количества. Было также озвучено много иных предупреждений о существующих рисках: например, в руководстве, выпущенном ВОЗ в 2016 году для решения этических вопросов, связанных со вспышками инфекционных заболеваний, говорилось, что «особое внимание следует уделять лицам, проживающих в специализированных учреждениях и находящихся в зависимом от других лиц положении, поскольку они потенциально подвержены гораздо более высоким рискам заражения в сравнении с людьми, проживающими в обществе». Использование учреждений интернатного типа для обслуживания инвалидов само по себе является давно установленным нарушением прав человека и международного права, закрепленных в Конвенции ООН о правах инвалидов.

Трагедия, которую Европа пережила за последние недели в своих учреждениях долгосрочного ухода, является ярким напоминанием о том, что государства-члены игнорируют международные стандарты и экспертные знания в области прав человека, а также рекомендации своих собственных национальных правозащитных структур, создавая угрозы жизням людей, своих же граждан. Сейчас абсолютным приоритетом должно стать решение, гарантирующее, чтобы этот опыт больше не повторялся пока существует пандемия COVID-19. Также это не должно умалять необходимости скорейшего проведения реформ социальной помощи во всех европейских странах для устранения коренных причин этой трагедии и перехода к системам долгосрочной помощи, которые в центре своего внимания будут держать потребности и достоинство людей.