Дневник прав человека Дневник прав человека
Назад

Произвольные блокировки интернет-страниц нарушают право на свободу выражения мнения

Дневник прав человека
Страсбург 26/09/2017
  • Diminuer la taille du texte
  • Augmenter la taille du texte
  • Imprimer la page
  • Imprimer en PDF
Произвольные блокировки интернет-страниц нарушают право на свободу выражения мнения

Блокировки интернет-страниц повсеместно применяются в государствах — членах Совета Европы. В 2011 году Специальный докладчик ООН по вопросу о поощрении и защите права на свободу мнений и их свободное выражение Франк Ла Рю обращал внимание на то, как блокировки влияют на свободу выражения мнения. В своем ежегодном докладе он описал некоторые из способов, которыми государства все чаще пользуются для цензуры в интернете, включая произвольные блокировки интернет-контента. В докладе они определяются как «меры, принимаемые с целью предупреждения попадания определенного контента к конечному пользователю». К ним, среди прочего, относится «закрытие для пользователей доступа к конкретным веб-сайтам, адресам Интернет-протокола (ИП) и доменным зонам».   

С самого начала действия моего мандата с апреля 2012 года я сталкиваюсь с проблемными политиками и практиками в этой сфере. Как указывается в сравнительном исследовании, подготовленном по поручению Совета Европы, существуют две общие модели регулирования блокировок на государственном уровне. Первая модель действует в странах, в которых нет специализированного нормативно-правового регулирования блокировок интернет-контента, и поэтому они ориентируются на общую нормативную базу, неспецифичную для интернета. Вторая модель объединяет страны, которые приняли специализированную нормативную базу регулирования интернета и других цифровых медиа. В таких странах обычно определены условия и конкретные основания для блокировок (материалы с насилием над детьми, терроризм, национальная безопасность, преступная деятельность, особенно преступления на почве ненависти). В этом исследовании, охватившем 47 государств — членов Совета Европы, содержится полезный анализ ситуации, с которой мне приходится сталкиваться в моей работе по мониторингу стран.

Усиление интернет-цензуры в разных странах

Несколько лет назад я опубликовал доклад по результатам визита в Азербайджан, в котором я выразил обеспокоенность по поводу практики регулярных блокировок определенных сайтов. Недавно, 12 мая 2017 года, в результате обращения Министерства транспорта, коммуникаций и высоких технологий районный суд города Баку постановил заблокировать целый ряд сайтов, в том числе азербайджанской службы Радио Свободная Европа / Радио Свобода, оппозиционной газеты Azadliq и телеканала Meydan TV, вещающего в интернете. Насколько известно, министерство настаивало, что такие сайты создают угрозу общественному порядку. В настоящий момент эти действия властей, в результате которых в стране фактически не осталось независимых интернет-СМИ, оспариваются в Европейском суде по правам человека.

В меморандуме текущего года о свободе выражения мнения и свободе СМИ в Турции я упоминал всепроникающий характер интернет-цензуры в этой стране. За последние два года (ныне упраздненное) турецкое Управление по телекоммуникациям (TİB) много раз закрывало доступ к сайтам и твиттер-аккаунтам прокурдских изданий. В феврале 2015 года уголовный мировой суд в Турции заблокировал за «оскорбление религиозных ценностей» в общей сложности 49 сайтов, в том числе официальный сайт «Шарли Эбдо», сочтя их антимусульманскими и атеистическими. В апреле и мае 2015 года управление TİB закрывало доступ к пяти наиболее популярным сайтам, посвященным тематике ЛГБТИ. Власти вообще многократно блокировали разные социальные медиа за несоблюдение вещательных запретов. В связи с этим я пришел к выводу о чрезвычайной несоразмерности интернет-цензуры и блокировок сайтов в Турции.

В Украине вызывает озабоченность президентский указ, подписанный в мае 2017 года. В рамках нового пакета санкций против Российской Федерации указ предусматривает ограничение доступа к ряду сайтов российских интернет-компаний и социальных медиа, в частности к соцсетям «ВКонтакте», «Одноклассники» и поисковой системе «Яндекс», которые очень популярны в Украине. В связи с этим указом на платформу Совета Европы по защите журналистики и безопасности журналистов поступило тревожное предупреждение. Несмотря на то, что в свое оправдание украинские власти ссылаются на соображения национальной безопасности в контексте противостояния дезинформации, пропаганде и кибератакам, некоторые неправительственные организации называют эти меры несоразмерными и затрагивающими не только запрещенный, но также и легальный контент. Поэтому, с их точки зрения, данная мера представляет собой неоправданное ограничение свободы выражения мнения для множества людей в Украине.

Проблема блокировок остро стоит и в Российской Федерации. Как показывает недавний доклад, в 2016 году по так называемому «закону Лугового» было заблокировано не менее 87 000 веб-адресов, причем их количество может быть и больше, поскольку, по имеющейся информации, иногда вместе с запрещенными блокировались и другие страницы, запрет на которые не распространялся. «Закон Лугового» позволяет российскому регулирующему органу - Роскомнадзору, немедленно блокировать сайты, распространяющие призывы к массовым беспорядкам, «экстремистское» содержание и призывы к участию в несанкционированных публичных собраниях, по запросу генерального прокурора и его заместителей. В докладе также говорится, что с 2012 года юридические основания для блокировок в стране значительно расширились, а практика блокирования сайтов приобрела более повсеместный характер. Данная проблема также обсуждалась в рамках круглого стола, который я провел с российскими экспертами по цифровым технологиям и правам человека в ноябре 2015 года.

Блокировка сайтов в ходе борьбы с терроризмом

На этом проблемы не заканчиваются: в некоторых государствах — членах Совета Европы принимаются все новые и новые законы о блокировках в связи с борьбой с терроризмом. Например, в Польше новое антитеррористическое законодательство, вступившее в силу 2 июля 2016 года, подвергалось критике за то, что польские спецслужбы получили право блокировать сайты на срок до пяти дней без предварительного разрешения суда.

Во Франции в феврале 2015 года был принят указ о реализации закона об усилении борьбы с терроризмом от 13 ноября 2014 года. Этот указ предусматривает административную, внесудебную блокировку сайтов, которые распространяют детскую порнографию, поощряют и оправдывают терроризм. Под надзором Национальной комиссии по информатике и свободам (CNIL) французское Центральное бюро по борьбе с преступностью в сфере информационных и коммуникационных технологий (OCLCTIC) может потребовать от интернет-провайдеров заблокировать сайт, если его владельцы не удалят определенный контент в течение 24 часов. Согласно ежегодному докладу «квалифицированного специалиста», назначенного CNIL для проверки требований о блокировке сайтов, за период с марта 2016 по февраль 2017 года от бюро OCLCTIC поступило 874 таких требования, что на 180% больше, чем за сопоставимый период прошлого года. Одновременно с этим в докладе обращается внимание на то, что надлежащей проверке мешала нехватка ресурсов и отсутствие полного доступа ко всей необходимой информации, поэтому на самом деле трудно оценить, насколько все эти требования были обоснованными.

Недостатки системы

Как показывают вышеприведенные страновые примеры, у систем блокировок есть целый ряд недостатков. Некоторые из них описаны в моем тематическом докладе «Верховенство права в Интернете и в остальном цифровом мире», опубликованном в 2014 году:

  • системы блокировок, особенно при программном или аппаратном отслеживании коммуникаций, могут выдавать (непреднамеренно) ложноположительные решения (когда блокируется сайт с незапрещенными материалами) и ложноотрицательные решения (когда сайты с запрещенными материалами проходят через фильтры);
  • зачастую критерии для блокировки определенных сайтов и списки блокируемых сайтов в лучшем случае непрозрачны, а в худшем — засекречены;
  • процедуры обжалования решений трудны, малоизвестны или вообще отсутствуют, особенно если принятие решений о блокировке целенаправленно передано в ведение негосударственных структур;
  • блокировки легко обходятся, причем даже технически неискушенными людьми;
  • что особенно важно, в частности в связи с детской порнографией, блокировка совершенно не решает реальную проблему насилия над детьми.
  •  

Вышеперечисленные проблемы усугубляются тем, что однажды начав блокировать сайты по самым серьезным и законным причинам, например из-за детской порнографии и разжигания ненависти, государства склонны затем распространять такую практику на другие материалы, которые они не одобряют.

Блокирование контента в интернете — явное посягательство на свободу выражения мнения

Блокирование контента в интернете — явное посягательство на право на свободу выражения мнения, которое закреплено статьей 10 Европейской конвенции по правам человека.

В своих прецедентах, появившихся за последние несколько лет, Европейский суд по правам человека опирается на три критерия:

  • любые меры по блокировке должны иметь четкое правовое обоснование; 
  • такие меры должны преследовать правомерную цель, упомянутую в пункте 2 статьи 10 (например, обеспечение национальной безопасности, предотвращение беспорядков или преступлений, охрана здоровья и нравственности, защита репутации и прав других людей);   
  • меры должны быть соразмерны преследуемой правомерной цели.  

Поэтому государства-члены должны прикладывать все усилия к тому, чтобы любые ограничения доступа к интернет-контенту, затрагивающие пользователей в их юрисдикции, базировались на четком и предсказуемом нормативно-правовом регулировании, точно определяющем объем ограничений. Они также должны обеспечивать судебный надзор для предотвращения возможных злоупотреблений. Кроме того, национальные суды должны проверять необходимость и соразмерность мер по блокировке, уделяя особое внимание тому, насколько они целенаправленны, то есть направлены исключительно на специфический контент, который необходимо заблокировать.

Грядущие вызовы

Произвольные блокировки со стороны властей — лишь одна сторона медали. Одной из наиболее актуальных проблем в области свободы выражения мнения в интернете является регулирование количества запросов (замедление) и отключение интернета. Так, много раз сообщалось, что в Турции власти все чаще регулируют полосу пропускания сетей во время национальных кризисов, из-за чего определенные социальные сети и коммуникационные платформы становятся недоступными.

Другая проблема — ограничения, налагаемые на контент интернет-провайдерами с подачи властей или сугубо по собственной инициативе. В своем последнем докладе Специальный докладчик по вопросу о поощрении и защите права на свободу мнений и их свободное выражение Дэвид Кэй отмечал ту роль, которую играют частные компании, предоставляющие доступ к интернету и телекоммуникационные услуги. Он выражал особое беспокойство по поводу сообщений об угрозах со стороны государственных органов в адрес компаний, их сотрудников, а также их оборудования и инфраструктуры.

Несомненно, прослеживается усиливающаяся тенденция к тому, чтобы передавать блокировки и удаление контента в руки частного сектора. В Германии, например, согласно новому закону «Об улучшении реализации прав в социальных сетях» частные компании должны удалять контент, руководствуясь определенными статьями Уголовного кодекса. Выражалось беспокойство, что этот закон может привести к чрезмерной цензуре. В то время как обязательства государств по защите свободы выражения мнения четко описаны, различные роли и обязанности представителей частного сектора в этой области остаются расплывчатыми. Поэтому шагом в правильном направлении является продолжающаяся в настоящий момент работа экспертного органа Совета Европы о ролях и обязанностях интернет-посредников. Государствам-членам пора прекратить поощрять регулирование коммуникаций в интернете частными компаниями и полагаться на них в этом вопросе, не убедившись в соблюдении ими прав человека и процессуальных гарантий, предусмотренных Европейской конвенцией по правам человека.

Нилс Муйжниекс

Материалы по теме:

  • Страница Комиссара, посвященная свободе СМИ
  • Декларация Комитета министров о защите свободы выражения мнения и свободы собраний и объединений применительно к частным интернет-платформам и поставщикам онлайн-услуг, принятая 7 декабря 2011 г.
  • Рекомендация CM/Rec(2014)6 Комитета министров государствам-членам к Руководству по правам человека для интернет-пользователей
  • Рекомендация CM/Rec(2015)6 Комитета министров государствам-членам о свободном, трансграничном потоке информации в интернете
  • Рекомендация CM/Rec(2016)5 Комитета министров государствам-членам о свободе в интернете
  • Европейский суд по правам человека, информационный бюллетень New technologies [«Новые технологии»], сентябрь 2017 г.
  • Европейский суд по правам человека, отчет об исследовании Internet: case-law of the European Court of Human Rights [«Интернет: прецедентная практика Европейского суда по правам человека»], июнь 2015 г.
  • Бюро Представителя ОБСЕ по вопросам свободы СМИ, «Свобода выражения мнения в Интернете», 2012 г.
  • Совместная декларация о свободе выражения мнений и интернете, подписанная Специальным докладчиком ООН по вопросу о поощрении и защите права на свободу мнений и их свободное выражение, представителем ОБСЕ по вопросам свободы средств массовой информации, Специальным докладчиком по вопросам свободы выражения мнений ОАГ и Специальным докладчиком по вопросам свободы выражения мнений и свободного доступа к информации Африканской комиссии по правам человека и народов, 1 июня 2011 г.