Назад

Внутренне перемещенные лица в Европе: еще одно потерянное поколение?

Дневник прав человека
Страсбург 03/09/2012
  • Diminuer la taille du texte
  • Augmenter la taille du texte
  • Imprimer la page
  • Imprimer en PDF
Photo: Refugees from Kosovo*. Copyright: UNHCR / H.J. Davies/ April 1999

Photo: Refugees from Kosovo*. Copyright: UNHCR / H.J. Davies/ April 1999

В СМИ часто говорится о том, что в результате экономического кризиса в Европе появится “потерянное поколение”. Однако в результате тех военно-политических кризисов, которые имели место в прошлом, во многих европейских странах уже борется за свое выживание другой тип “потерянного поколения”. Я имею в виду внутренне перемещенных лиц (ВПЛ) в Европе, некоторые из которых сталкиваются с чрезвычайно сложными жизненными обстоятельствами на протяжении десятилетий. Эти жертвы прошлых или продолжающихся конфликтов по-прежнему нуждаются в помощи европейского и международного сообщества.

В Европе многие ВПЛ нуждаются в помощи

По имеющимся оценкам, в государствах-членах Совета Европы находится 2,5-2,8 миллионов ВПЛ. Самое большое количество ВПЛ – примерно 1 миллион человек – проживает в Турции: это жертвы вооруженного конфликта и насилия со стороны государственных и негосударственных сил в районах, в которых проживает в основном курдское меньшинство. В других регионах Европы значительное большинство ВПЛ оказались перемещены в результате конфликтов, возникших во время распада Советского Союза и Югославии более чем два десятилетия тому назад, а в последнее время – в результате конфликта 2008 года в Грузии. Так, в Азербайджане находится примерно 600 000 ВПЛ, в Грузии – 274 000, в Сербии – 225 000, в Боснии и Герцеговине – 113 000, а остальные – в других балканских государствах, Армении и России.

У типичных ВПЛ в Европе страшная судьба

За этими цифрами стоят люди, которые были изгнаны из своих домов и живут в забвении, без возможности вернуться, совершенно беспомощные, борющиеся за выживание и не имеющие возможности жить нормальной жизнью. Примерно 390 000 или 15% общего количества ВПЛ проживает в коллективных центрах (которые, как правило, расположены в огромных заброшенных зданиях), в самодельных жилищах или незарегистрированных поселениях, часто без какого-либо права на жилье или доступа к основным услугам. Помимо плохих жилищных условий, ВПЛ зачастую сталкиваются с ограниченным доступом к медицинским услугам, образованию или занятости. Многие перенесли потрясения и остаются уязвимыми в отношении насилия и злоупотреблений. Большинство не могут вернуться на место своего проживания, поскольку те конфликты, которые стали причиной их бегства, так и не были урегулированы. Те же, кто пытается вернуться, сталкиваются с реальными угрозами преследований.

Признаки надежды

Вселяют надежду такие события, как Международная конференция доноров, состоявшаяся в Сараево в апреле 2012 года и посвященная финансовой поддержке потребностям в жилье 74 000 наиболее уязвимых ВПЛ в Сербии, Боснии и Герцеговине, Хорватии и Черногории. Если обещанные финансовые средства будут действительно выделены и эффективно израсходованы, то это позволит закрыть долгую, болезненную страницу в жизни многих ВПЛ в этом регионе. Определенный прогресс в урегулировании положения ВПЛ был достигнут и в Грузии, особенно в сфере жилья, благодаря разработке национальной политики и выделению значительных ресурсов, в том числе в рамках международной помощи.

ВПЛ обладают правами

Как подчеркивается в Рекомендации 2006(6) Комитета министров о внутренне перемещенных лицах, ВПЛ имеют право пользоваться всем спектром прав человека, без дискриминации. В многочисленных международных документах, и прежде всего в Руководящих принципах ООН по вопросу о перемещении лиц внутри страны, утверждается, в частности, право ВПЛ на возвращение в свои жилища (если они по-прежнему существуют), в условиях безопасности и уважения к достоинству, на добровольной основе, и/или на получение компенсации. Эти права были признаны в ряде постановлений Европейского суда по правам человека (например, в деле “Лоизиду (Loizidou) против Турции” 1996, “Хамидов (Khamidov) против России” 2007, и “Сагинадзе (Saghinadze) и другие против Грузии” 2010). Однако чаще всего большие надежды связаны у них с интеграцией на их новом месте проживания или с перемещением в другие места.

Ответственность за защиту ВПЛ лежит, прежде всего, на национальных органах власти. Однако зачастую ВПЛ оказываются в таком положении, когда национальные власти не предпринимают или не могут осуществить меры защиты. Это может быть связано с отсутствием полномочий в отношении конфликтных регионов, которые не находятся под контролем соответствующего правительства, а также с отсутствием воли, отсутствием институциональных рамок или отсутствием средств. Проблемы ВПЛ не должны использоваться в политических целях, а главное внимание следует уделять защите их прав.

Международное сообщество, прежде всего УВКБ ООН и специальный представитель генерального секретаря ООН по ВПЛ, зачастую играли важнейшую роль в предоставлении помощи этой категории лиц.

Различные органы Совета Европы также осуществляют мониторинг прав человека ВПЛ, разработали стандарты для улучшения их положения.

Что должно быть сделано?

Особое положение ВПЛ требует реагирования со стороны государств на все аспекты ситуации, связанной с перемещением лиц, причем реагирования своевременного и эффективного. Притом что международная помощь играет основополагающую роль, усилия на национальном уровне также должны быть более систематичными и энергичными. 5 июля 2012 года Совет ООН по правам человека принял важную резолюцию о правах человека ВПЛ, в которой государства-члены ООН признали свою собственную роль в поддержке и защите прав человека ВПЛ.

Существует срочная необходимость в том, чтобы заполнить пробелы в области защиты ВПЛ. Государства должны принимать меры по предупреждению появления перемещенных лиц внутри стран. Они также должны улучшать качество своего реагирования на положение ВПЛ и соблюдать свое обязательство по обеспечению доступа к гуманитарной помощи в тех случаях, когда сами государства не способны оказать такую помощь.

Чрезвычайно важно разрабатывать долгосрочные и устойчивые решения в отношении перемещенных лиц. Государства и все соответствующие стороны должны принимать меры, направленные на возвращение и реинтеграцию ВПЛ в своих сообществах происхождения. Уязвимое положение ВПЛ не должно затягиваться. Когда возвращение невозможно или представляет для ВПЛ риски, то следует принимать другие меры по преодолению этой ситуации, без какой-либо дискриминации. Особое внимание следует уделять наиболее уязвимым лицам, таким как инвалиды, пожилые лица, дети и женщины.

В таких случаях государства должны принимать соответствующие меры по обеспечению интеграции ВПЛ в своих новых сообществах. Государства обязаны обеспечивать, в сотрудничестве с международными представителями, когда в этом существует необходимость, чтобы с ВПЛ консультировались и чтобы они принимали участие как партнеры в планировании и осуществлении возвращения или любых других мер по оказанию им помощи.

При обсуждении нынешнего экономического кризиса и его многочисленных жертв мы не можем забывать жертв предшествовавших кризисов и продолжающихся конфликтов, а именно ВПЛ. И они должны пользоваться вниманием и активной поддержкой со стороны европейских государств при соблюдении их прав человека и обеспечении им достойной жизни. Мы не можем позволить, чтобы их страдания продолжались, иначе Европа потеряет не просто одно поколение, а уже несколько.

Нилс Муйжниекс