Большинство государств-членов Совета Европы ныне приняли на себя обязательство запретить телесные наказания в отношении детей. Полный запрет законодательным путем был установлен 18 государствами-членами, и по крайней мере 6 других публично заявили о своем намерении сделать это в ближайшем будущем. Если эти правительства выполнят свое обязательство, то Европа пройдет больше половины пути ко всеобщему запрету. Этот прогресс можно только приветствовать.

Некоторые позитивные шаги были приняты и в других частях мира. В прошлом году Новая Зеландия стала первой англо-говорящей страной, запретившей все телесные наказания, в том числе и в семье. Это сделали и три латиноамериканские страны: Уругвай, Венесуэла и Чили.

Они ответили на рекомендации, содержащиеся в исследовании Генерального секретаря ООН о насилии в отношении детей, которое было представлено Генеральной Ассамблее в октябре 2006 года. Основное содержание этого исследования состоит в том, что никакое насилие в отношении детей не может быть оправдано; любое насилие в отношении детей можно предотвратить. Всем государствам рекомендуется быстро, до конца 2009 года, продвинуться в направлении борьбы против всех форм насилия в отношении детей, включая и телесные наказания.

Это стало еще одним серьезным вызовом в отношении довольно распространенного мнения, что внутрисемейные дела не касаются посторонних. Уже в 1989 году в Конвенции ООН о правах ребенка, принятой и ратифицированной почти всеми государствами-членами ООН, было ясно заявлено, что в этих ситуациях власти должны защищать детей от всех форм насилия за семейными стенами.

И это не игра с нулевой суммой между детьми и родителями. Данная Конвенция ориентирована на интересы семьи, в ней подчеркивается абсолютная важность хорошей семейной атмосферы и необходимость в некоторых случаях оказывать поддержку родителям в критической ситуации. Насилие в отношении детей отражает распад семьи и поэтому столь необходимо защищать жизнь, благополучие и достоинство детей. Это и есть основная причина того, что предупреждение насилия в отношении детей в наши дни признается как вопрос прав человека.

Цель запрета на телесные наказания детей состоит как раз в предупреждении. Требуется призвать к изменениям в отношении к детям и в практике, а также к продвижения ненасильственных методов воспитания детей. Чрезвычайно важно заявить о том, что является совершенно неприемлемым. Взрослые, несущие ответственность за детей, иногда не справляются с трудными ситуациями. Требуется провести четкую разделительную линию между физическим и психологическим насилием, с одной стороны, и отказом от насилия, с другой.  

Проблема эта глубокая и серьезная. В повседневной жизни дети по всей Европе по-прежнему получают шлепки, пощечины, удары, пинки, встряски, щепки, удары кулаком, палкой или кнутом, их секут, связывают, избивают или колотят во имя “дисциплины”, в основном родители, от которых они зависят.

Такое насилие может быть намеренным актом наказания или просто импульсивной реакцией раздраженного родителя или учителя. Все это составляет нарушение прав человека. А ведь уважение к человеческому достоинству и физической неприкосновенности являются универсальными принципами. Но несмотря на это, по-прежнему в обществе и в законах считается приемлемым, что родители бьют детей и подвергают их унизительному обращению.

Телесное наказание детей часто имеет бесчеловечный или унижающий человеческое достоинство характер, и это безусловно наносит ущерб их физической неприкосновенности, свидетельствует о неуважении к их человеческому достоинству и подрывает их самоуважение. Это чувство серьезного ущерба было описано польским доктором, писателем и воспитателем Янушем Корчаком, который однажды сказал: “В мире есть много ужасных вещей, но самое ужасное, это когда ребенок боится своего отца, мать или учителя”.

Поэтому столь негативное значение имеют особые исключения, предусматривающие определенный уровень насилия в отношении детей в рамках общих законов о запрете на акты насилия в целом. Такие исключения являются нарушением основного принципа в области прав человека, предусматривающего равную защиту перед законом.

Изобретение таких концепций как “разумное наказание” или “законная исправительная мера” связано с восприятием ребенка как собственности его родителей. Такие “права” основаны на власти сильного над слабым и поддерживаются они средствами насилия и унижения.

В 2004 году Парламентская Ассамблея Совета Европы призвала ввести общеевропейский запрет на телесные наказания. Она заявила, что “любое телесное наказание детей является нарушением их основных прав на человеческое достоинство и физическую неприкосновенность. Тот факт, что эти телесные наказания по-прежнему остаются законными в ряде государств, нарушает основополагающее право детей на такую юридическую защиту, как и у взрослых. В европейских обществах запрещено бить людей, а дети – это люди. Необходимо положить конец общественной и правовой приемлемости телесных наказаний детей.”

С тех пор было достигнуто определенное продвижение вперед, но некоторые государства-члены не последовали этим предложениям или выводам из исследования ООН. Для того, чтобы способствовать дальнейшим обсуждениям, я обменялся письмами с руководителями правительств тех государств-членов, которым еще предстоит соответствующим образом реформировать свое законодательство.

Их ответы указывают на то, что дальнейшее продвижение вперед возможно. Действительно, никто не защищает телесные наказания. Шесть из них указали, что продвигаются реформы по запрету на все виды телесных наказаний. Некоторые другие ответили, что существующих законов в их странах достаточно, но при этом они проявили открытость в отношении дальнейшего прогресса и рассмотрения конкретных реформ.

Разумеется, ликвидация телесных наказаний требует большего, чем просто проведения юридической реформы. Необходимо обеспечить постоянную воспитательную работу с населением и распространение информации о законах и праве детей на защиту, при этом следует способствовать позитивным, построенным на отказе от насилия, отношениям с детьми. Программа Совета Европы “Строим Европу для детей и вместе с детьми” развивает позитивное воспитание детей родителями на основе как реформы законодательства, так и через общественное образование.
 
Детям пришлось дольше всех ждать равной защиты в отношении намеренных актов насилия – той защиты, которая для остальных всех нас воспринимается как нечто самой собой разумеющееся. Удивительно, что именно дети, чье развитие и физическая уязвимость приводит, как признается, к их особой уязвимости в отношении физического и психологического ущерба, были выбраны для того, чтобы у них было меньше защиты от нападок на их хрупкие тела, сознание и достоинство.

Борьба с юридической и общественной приемлемостью насилия стала важнейшей частью борьбы женщин за равный статус. Тоже самое касается и детей: и не может быть более символичного отражения сохраняющегося низкого статуса детей как собственности, чем то, что взрослые исходят из своего “права” и даже “обязанности” бить детей.

Томас Хаммарберг