Retour

Необходима открытость для улучшения защиты ЛГБТИ-лиц, ищущих убежище в Европе

Дневник прав человека
Страсбург 11/10/2018
  • Diminuer la taille du texte
  • Augmenter la taille du texte
  • Imprimer la page
  • Imprimer en PDF
Two LGBTI persons fled Syria to seek asylum in Europe - Photo Bradley Secker

Two LGBTI persons fled Syria to seek asylum in Europe - Photo Bradley Secker

Во многих государствах по всему миру лесбиянки, гомосексуалы, бисексуалы, транссексуалы и интерсексуалы (ЛГБТИ) сталкиваются с серьезными нарушениями своих прав по причине их сексуальной ориентации, гендерной идентичности или половых характеристик. Речь идёт об убийствах, насилии, криминализации однополых связей и серьёзной дискриминации. Такие нарушения происходят также на территории стран Совета Европы. В своём заявлении по случаю Международного дня борьбы с гомофобией, трансфобией и бифобией (IDAHOT) - 2018 я особо отметила шокирующие сообщения о целенаправленном преследовании ЛГБТИ-лиц сотрудниками правоохранительных органов, в том числе в Чечне, Российская Федерация, и в Азербайджане. Я также высказала своё мнение по поводу широко распространённой проблемы гомофобии и трансфобии, включая ежедневные инциденты с применением насилия в ряде других европейских государств.

Мы должны неустанно работать для обеспечения более эффективной защиты прав ЛГБТИ-лиц, но нам также необходимо понимать и помнить о том, что у этих людей иногда нет другого выбора, кроме как спасться бегством и искать убежище за пределами своих стран. Однако во многих государствах-членах Совета Европы просители убежища из числа ЛГБТИ-лиц сталкиваются с рядом препятствий на пути к безопасности. Требуется обратить внимание на эту проблему в срочном порядке.

Сексуальная ориентация и гендерная идентичность в национальных законодательствах по предоставлению убежища

Во-первых, то, как международные стандарты толкуются и применяются в разных государствах-членах Совета Европы, может помешать ЛГБТИ-лицам, ищущим убежище, получить необходимую им защиту. Конвенция 1951 года о статусе беженцев, участниками которой являются все государства-члены Совета Европы, устанавливает основные рамки для обеспечения международной защиты. Она определяет беженца как лицо, которое не может или не хочет возвращаться в страну его или её происхождения из-за опасений подвергнуться преследованию, то есть, стать жертвой серьёзных нарушений прав человека. Кроме того, чтобы получить статус беженца, такое преследование должно быть основано на одном из пяти признаков - расы, национальности, религии, политических убеждений или принадлежности к определённой социальной группе. В Рекомендации по международной защите № 9 Верховного комиссара ООН по делам беженцев (ВКБ ООН) чётко заявлено, что сексуальная ориентация и гендерная идентичность подпадают под основания Конвенции, особенно в рамках понятия «принадлежности к определенной социальной группе». Точно так же Комитет Министров Совета Европы в Рекомендации CM/Rec(2010)5 отметил, что государства-члены “должны признавать, что обоснованные опасения преследования по признаку сексуальной ориентации или гендерной идентичности могут быть веским основанием для предоставления статуса беженца или убежища в соответствии с национальным законом». Доработанная Директива Европейского Союза (ЕС) о стандартах квалификации (2011/95) также рекомендует государствам-членам ЕС уделить особое внимание вопросу сексуальной ориентации и гендерной идентичности.

Чёткое признание во внутреннем законодательстве государств того, что сексуальная ориентация и гендерная идентичность подпадают под основания, изложенные в Конвенции о беженцах, добавят важный уровень правовой защиты для ищущих убежище ЛГБТИ-лиц. Несмотря на это, не все государства-члены Совета Европы чётко признали сексуальную ориентацию, гендерную идентичность и/или половые характеристики в своих законах о предоставлении убежища.

Другие важные элементы Рекомендации ВКБ ООН по делам беженцев также нуждаются в надлежащем применении при принятии решений о предоставлении убежища. Сюда входит признание определённых видов обращения и дискриминации в качестве преследования, соответствующего его пониманию в Конвенции о статусе беженцев. В Рекомендации приводится ряд факторов, которые следует учитывать при оценке вероятности того, подвергнется ли ЛГБТИ-лицо преследованию в случае возвращения в страну происхождения. К ним относятся попытки изменить сексуальную ориентацию или гендерную идентичность заявителя путём принуждения, наличие законов, криминализирующих однополые связи, действия негосударственных субъектов, таких, как члены семьи или радикальные группировки.

Особую озабоченность вызывает тот факт, что ЛГБТИ-лица могут скрывать свою сексуальную ориентацию или гендерную идентичность, чтобы избежать нарушений прав человека в случае их возвращения в страну происхождения. Данный подход был категорически отвергнут Судом правосудия Европейского Союза (СПЕС) в 2013 году. Ранее в этом году Европейский суд по правам человека в своем решении по делу И.K. против Швейцарии, также особо подчеркнул, что сексуальная ориентация является одним из фундаментальных аспектов идентификации и осознания личности и, следовательно, нельзя требовать от лиц, подающих просьбу о международной защите, основанной на их сексуальной ориентации, её скрывать.

Стереотипы и недоверие к процедуре предоставления убежища

Помимо надлежащего применения международных стандартов, ЛГБТИ-лица могут также сталкиваться с проблемами в убеждении органов по делам беженцев европейских государств в своей сексуальной ориентации или гендерной идентичности. Решения о предоставлении убежища в значительной степени основаны на оценке властями того, может ли жалоба, поданная просителем убежища, считаться заслуживающей доверия. Собеседования с просителями убежища играют ключевую роль в оценке достоверности. Как было зафиксировано в недавнем докладе Агентства ЕС по фундаментальным правам (АФП), слишком часто эти интервью проводятся с ЛГБТИ-лицами несоответствующим образом. Интервьюеры часто основывают свои вопросы на стереотипах и необоснованных предположениях, касающихся стран происхождения.

Кроме того, власти могут не признавать, что во многих странах происхождения ЛГБТИ-лиц сексуальная ориентация, гендерная идентичность и половые характеристики являются запретными темами, часто вызывающими в человеке чувство стыда и страха. Присутствие переводчика из сообщества происхождения просителей убежища может быть негативным фактором. Это может помешать возможности просителя убежища предоставить информацию так, как ожидает интервьюер. Общей проблемой является также то, что лица, ищущие убежище, боятся упоминать о своей сексуальной ориентации или гендерной идентичности на начальном этапе процедуры предоставления убежища. Затем они могут столкнуться с бюрократическими барьерами или даже отклонением их ходатайства после предоставления такой информации на более позднем этапе. Это может также привести к запоздалому выявлению необходимости специальной защиты и потребностей, таких как медицинская помощь трансгендерным лицам и интерсексуалам.

Особенно проблематичной является практика применения унизительных тестов или опросов для выяснения сексуальной ориентации просителя убежища. В 2010 году АФП выразило обеспокоенность по поводу применяемой в то время практики «фаллометрического теста» в Чешской Республике, отметив, что такие тесты противоречат запрету на применение пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения, а также праву на частную жизнь. Во время таких тестов наблюдались физиологические реакции просителей, которые обосновывали свой запрос гомосексуальной ориентацией, на гетеросексуальные порнографические материалы. В 2014 году в деле, касающемся Нидерландов, СПЕС установил, что подробный опрос о сексуальной практике человека, нарушает право на неприкосновенность частной и семейной жизни, и что необходимость защиты человеческого достоинства не позволяет органам по вопросам предоставления убежища требовать «таких доказательств, как совершение просителем убежища гомосексуальных актов, сдача «тестов» с целью установления его гомосексуальности или ... производства им фильмов с такими актами». Это также распространяется на использование психологического тестирования личности с целью проверки сексуальной ориентации человека, установил СПЕС.

Идентификация и безопасный приём

Важное значение имеет раннее выявление факторов уязвимости. Нужно учитывать тот факт, что ЛГБТИ-лица, возможно, уже имели травмирующий опыт в странах своего происхождения и на пути в страну убежища, такой как сексуальное насилие, торговля людьми или иное физическое или психологическое насилие. Поэтому власти должны обеспечить, чтобы особые потребности, такие как медицинское обслуживание или психосоциальная помощь, были определены как можно быстрее. Европейское бюро поддержки в сфере убежища (EБПУ) разработало инструмент для оценки особых потребностей, касающихся процедур и приёма просителей убежища, в котором были учтены факторы сексуальной ориентации и гендерной идентификации.

В контексте оценки уязвимости и рисков власти также должны знать, что даже в стране убежища безопасность ЛГБТИ-лиц не может быть гарантирована. Например, ЛГБТИ-лица могут сталкиваться с преследованием, изоляцией и дискриминацией со стороны других просителей убежища в приёмных центрах. Эти проблемы могут заставить их избегать центров приёма и, следовательно, лишиться доступа к основным услугам. В такой ситуации ЛГБТИ-лица могут вновь попасть в особо-уязвимое положение и даже стать жертвами эксплуатации и торговли людьми.

В вышеупомянутой Рекомендации Комитета министров содержится призыв к государствам защищать ЛГБТИ-лиц, ищущих убежище, в том числе путём принятия надлежащих мер «для предотвращения рисков физического насилия, в том числе сексуального насилия, словесной агрессии или других форм преследования в отношении просителя убежища, лишенного свободы». В постановлении по жалобе O.M. против Венгрии Европейский суд по правам человека также подчеркнул, что «власти должны проявлять особую осторожность, чтобы избежать ситуаций, которые могут воспроизвести бедственное положение, которое в первую очередь заставило этих людей бежать». Это, на мой взгляд, подразумевает большую обязанность государственных органов обеспечивать защиту ЛГБТИ-лицам, ищущим убежище, от притеснений, дискриминации и насилия, в том числе в центрах приёма беженцев. Возможно нет единственной «лучшей модели» действий в подобных ситуациях, но крайне важную роль здесь играют обучение персонала центров приёма, предоставление чёткой информации жителям о включенности в жизнь сообщества ЛГБТИ-людей и создание безопасной среды для ЛГБТИ-лиц, ищущих убежище. Некоторые важные инициативы, такие как Берлинская Модель поддержки ЛГБТИ-беженцев, которая включает в себя консультирование, обучение и предоставление специального убежища для просителей из числа ЛГБТИ-лиц, находящихся в зоне риска, могут возглавить дальнейшее развитие передовой практики.

Ключевые шаги по достижению прогресса

В качестве первого ключевого шага по улучшению защиты ЛГБТИ-лиц, ищущих убежище, европейские государства должны обеспечить, чтобы их законы чётко признавали обоснованный страх преследования на основе сексуальной ориентации, гендерной идентичности и половых характеристик в качестве законных оснований для признания статуса беженца.

Во-вторых, применение этих законов должно учитывать авторитетные рекомендации ВКБ ООН, в том числе по конкретным формам преследования, с которыми могут сталкиваться ЛГБТИ-лица, наличию уголовных законов, связанных с сексуальной ориентацией или гендерной идентичностью, и важности признания роли преследования ЛГБТИ-лиц негосударственными субъектами.

В-третьих, существует настоятельная необходимость в практическом руководстве и обучении всех, кто участвует в процедуре предоставления убежища, включая интервьюеров, лиц, принимающих решения, и переводчиков. Власти должны в полной мере использовать уже имеющиеся ресурсы, например, разработанные Международной комиссией юристов и МАГЛ-Европа, и сотрудничать с группами гражданского общества по разработке учебных программ, в том числе направленных на предотвращение стереотипов. Это имеет решающее значение для обеспечения того, чтобы во время процедуры предоставления убежища к ЛГБТИ-лицами относились без предвзятости и обращались с ними уважительно и чутко, со знанием необходимой информации. Опросы интрузивного характера, физические или психологические тесты никогда не должны быть частью процедуры предоставления убежища, а должны быть незамедлительно запрещены во всех странах, где они всё ещё применяются.

Наконец, государствам-членам Совета Европы следует изучить национальное применение существующих инструментов оценки уязвимости ЛГБТИ-лиц, ищущих убежище, таких как разработанных ЕБПУ, и продолжить исследования и обмен информацией по обеспечению безопасных условий приёма, а также особых услуг, которые им могут понадобиться.

Необходимость принятия этих шагов особенно актуальна в то время, когда я вижу, что институт убежища подвергается давлению по всей Европе. ЛГБТИ-лица, ищущие убежище, особенно подвержены риску стать жертвами уменьшения уровня защиты, что может иметь катастрофические последствия для их безопасности и достоинства.