Back

«Возрождение националистических движений не сулит ничего хорошего»

Kommersant, 11/07/2019

Комиссар Совета Европы по правам человека об уроках трагедии в Сребренице

В Сребренице (Босния и Герцеговина) 11 июля пройдут памятные мероприятия по случаю годовщины трагических событий 1995 года. Жертвами самого большого массового убийства в Европе после окончания Второй мировой войны стали около 8 тыс. боснийских мусульман. Убийства совершили солдаты Армии Республики Сербской под командованием генерала Ратко Младича. В статье, для публикации которой в России был выбран “Ъ”, комиссар Совета Европы по правам человека Дуня Миятович размышляет о том, какие уроки из этой трагедии должны извлечь Европа и весь мир.

Нермину Субашичу было всего 19 лет, когда бойцы военизированных формирований, изрубив его тело на куски, раскидали его останки по Сребренице и ее окрестностям. Такая судьба постигла не его одного. Более 8,3 тыс. мужчин, женщин и детей были зверски убиты во время геноцида в Сребренице, который стал одной из самых мрачных, самых ужасных страниц в новейшей истории Европы. И возможно, случившееся с этими людьми было бы забыто, если бы не организация «Матери из анклавов Сребреница и Жепа».

Эти матери, жены и сестры утерли слезы и придали своим страданиям цель. Нет, они не хотят мести — все эти 24 года они неустанно требуют правосудия. Они подают нам сигнал: прекратите обесчеловечивать Других.

Многие не знают и не хотят знать про геноцид в Сребренице. Кто-то полагает, что это была локальная проблема, исторический эксцесс, не имеющий значения для остального мира. В таком подходе проявляется не только отсутствие интереса и релятивизм, но и антимусульманские настроения, очень распространенные в Европе. Истоки геноцида в Сребренице, несомненно, носили религиозный характер. Этих людей убили лишь потому, что они были мусульманами. И случилось это при попустительстве пассивного международного сообщества, которое знало о происходящем, но отводило глаза.

В этом смысле геноцид в Сребренице представляет собой зеркало, в которое всем нам, европейцам, надо долго и пристально смотреть. Разумеется, в обозримом будущем никакой новой Сребреницы в Европе не предвидится. Но возрождение националистических движений, которые шагают по континенту, провозглашая себя защитниками «христианской Европы с ее традиционными ценностями», не сулит ничего хорошего для мира в нашем обществе в дальнейшем.

На этом фоне мусульмане вновь становятся не только одной из излюбленных мишеней экстремистских группировок, но и объектом нападок обычных политиков. Веками европейцы смотрели на мусульман настороженно. А после серии террористических актов, начавшихся с нападения на Всемирный торговый центр в Нью-Йорке 9 сентября 2001 года, всех мусульман стали стричь под одну гребенку, и враждебность по отношению к ним усилилась.

На протяжении последних 20 лет постоянно звучат предостережения по поводу роста антимусульманских настроений и практик в Европе. Однако, несмотря на убедительные доказательства, ситуация не исправляется. В своем докладе, вышедшем несколько недель назад, эксперты из Европейской комиссии по борьбе с расизмом и нетерпимостью подтвердили это и предостерегли от закрепления негативного отношения к мусульманам в большинстве государств—членов Совета Европы.

Чтобы найти этому подтверждение, достаточно просто почитать новости из надежных источников. Во многих европейских странах на мусульманских женщин часто нападают за ношение чадры или платка на голове; в мечетях и на кладбищах происходят погромы; из-за дискриминации мусульманам сложнее устроиться на работу, найти жилье и получить гражданство. Представители правоохранительных органов по сей день незаконно останавливают и обыскивают мусульман исключительно из-за их внешнего вида. Поскольку большинство новых иммигрантов прибывают из мусульманских стран, их встречают все с теми же недоверием и подозрительностью, с которыми сталкиваются европейские мусульмане на протяжении десятилетий.

Это происходит не только с мусульманами. Инциденты на почве ненависти по-прежнему отравляют жизнь евреям и цыганам, которых тоже определили в козлы отпущения люди, до сих пор делящие человечество по расовому, классовому и иерархическому признаку. Это осложняется токсичной, националистической, безответственной и циничной риторикой, которая звучит из уст многих видных политических лидеров в Европе. Мне и множеству моих соотечественников совершенно ясно, к чему все это может привести, но остается открытым вопрос: а понимают ли это политические лидеры и те, кто принимает решения в Европе и за ее пределами?

Я выросла в стране, которой больше нет (Югославия.— “Ъ”) из-за тех, кто разжигал огонь межнациональной ненависти и розни. Я видела всю жестокость и кровавость безудержного национализма, рознь, которую он сеет, и тонкое лукавство, которым он соблазняет людей своими ложными обещаниями.

К настоящему моменту история должна была научить нас тому, что подобные ситуации влекут за собой только одно — разрушение. Но, похоже, мы не очень внимательно слушали.

Если мы хотим переломить эту опасную тенденцию, нам надо извлечь правильные уроки из геноцида в Сребренице. Он произошел неслучайно и начался задолго до того, как обнажилась вся его чудовищность. Он начался тогда, когда людей стали выделять из-за их идентичности. Он оформился в общественном дискурсе, в котором произошло обесчеловечивание Других и не осталось места для критических мнений. И окончательно он воплотился в целенаправленных действиях, направленных на уничтожение группы людей,— прямо перед невидящим взглядом тех, кого не волновало сложившееся положение.

Как и с другими случаями геноцида, значение случившегося в Сребренице выходит далеко за пределы места действия. Это предостережение: если мы соглашаемся с нападениями на определенную группу людей, миримся с ними или игнорируем их, в нашем обществе появится благодатная почва, на которой прорастут семена ненависти.

Сигнал, который подают нам «Матери из анклавов Сребреница и Жепа», заключается в том, что мы не должны вновь пасть жертвой этих же ошибок. Они говорят, что если мы хотим равноправия в разнообразии, если мы хотим жить без идеологической обработки, ненависти и насилия, если мы хотим, чтобы будущие поколения разделяли наши надежды и чаяния, тогда мы должны сопротивляться сейчас.

Мы должны отстаивать свои ценности и принципы равенства, уважения, разнообразия и инклюзии, на которых зиждется Европа. Пришло время выбирать, с кем мы, и сообща работать над тем, чтобы заменить семена ненависти семенами уважения.